Дайте детям семью

Печально известный закон Димы Яковлева мог не вызвать такого резонанса, если бы многие искренне не считали Америку единственным шансом для российских сирот. Международный скандал вынес на пик обсуждений весь негатив отечественной системы усыновления: нищета, безразличие, бюрократия, коррупция… Но в любом случае кардинально решить проблему можем только мы сами – российское общество и власть.

открытие ДД Вологда 015

На протяжении последних 10 лет в помощь детским домам в России все активнее включаются рядовые волонтеры, известные люди, некоммерческие организации, бизнес. Что ими движет и насколько эффективны их шаги, с точки зрения специалистов по работе с семьей и детьми? Судя по разным оценкам, обездоленные российские дети сегодня могли бы составить население целого города – их больше, чем жителей Тюмени или Астрахани, или финской столицы Хельсинки. В 2012-м уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов заявлял, что в стране зарегистрировано свыше 660 тысяч детей-сирот.

ИХ СОТНИ
В январе этого года заместитель директора департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России Владимир Кабанов озвучил значительно более низкую цифру неблагополучия: в государственном банке данных – около 120 тысяч анкет детей, оставшихся без попечения родителей и нуждающихся в семье. Но это никого не должно вводить в заблуждение: просто в данном случае речь идет только о тех, которые находятся в стационарах (детские дома, дома ребенка). А к ним по-прежнему надо приплюсовывать десятки тысяч оказавшихся во временных приютах; тех, кто находится на воспитании под опекой, так или иначе лишен заботы биологических матери и отца.
Вместе с тем, сказать, что ситуация совсем не меняется, тоже нельзя. Например, в Москве последние два года (когда высокое начальство активно заговорило о приоритете кровной семьи) лишать родительских прав стали реже. Правда, значительно увеличилось количество родителей, ограниченных в правах, автоматически возросло число подростков в приютах и социальных центрах. Как отмечают специалисты профильных благотворительных фондов, пока это очень «зыбкая почва» – дети кочуют: из семьи в приют, потом в семью, опять – в приют. И все-таки шанс сохранить связь ребенка с родными мамой и папой увеличивается. Кроме того, ФЗ №48 «Об опеке и попечительстве» от 2008 года позволил органам власти делегировать свои полномочия по подготовке лиц, желающих принять детей на воспитание, сопровождению приемных семей, осуществлению социального патроната, сопровождению выпускников государственных учреждений для сирот – ряду учреждений и организаций, включая общественные. Указ Президента РФ №761 позволил выявлять кризисные семьи на ранних стадиях.

 

МОДА НА ДОБРОТУ

Исполнительный секретарь  некоммерческого партнерства грантодающих организаций Форум Доноров Наталья Каминарская:   

На заре благотворительной деятельности часто ссылались на то, что благотворительные фонды создаются, чтобы отмывать деньги и уходить от налогов, но в большинстве случаев это просто слова. Сегодня налоговые послабления есть только у частных жертвователей, но не у компаний. Могу подтвердить, что появилась мода на благотворительность: раньше хвастались, где провели лето и сколько яхт, теперь – сколько подшефных детских домов и есть ли стратегия в области корпоративной социальной ответственности. Но главное  –  появляются люди, для которых благотворительность – вопрос самореализации, личной миссии. Они достигли определенного развития в личностном и в финансовом планах и чувствуют, что могут дать миру намного больше».

 

Отсутствие налаженной системы профессионального сопровождения семей группы риска, приемных, опекунских семей – это сейчас самая проблемная зона, – рассказывает «Большому бизнесу» руководитель программы «Родные и близкие» Благотворительного детского фонда «Виктория» Ирина Осипова. – Лишь в декабре 2011 года в Москве были определены 68 уполномоченных организаций, в том числе и наша. Мы находимся в самом начале пути.
Большинству же людей, которые решают помочь обездоленным детям, как правило, прежде всего приходят на ум детские дома. Те самые, где «пропадают» 120 тысяч сирот, упомянутых Кабановым.
“К сожалению, часто такая помощь – это «стихийная акция», душевный порыв, который мало отвечает реальным нуждам детей и за которым не следует никакого продолжения, – считают в благотворительном фонде Елены Альшанской «Волонтеры в помощь детям-сиротам». – Привезти игрушки, устроить праздник – людям кажется, это то, что надо. Но в той же Москве многие детдомовцы имеют обеспечение лучше многих детей, живущих в семьях. Так что, если вы загорелись помочь сиротам финансово или делом, обратитесь сначала за советом к опытной благотворительной организации: там сотрудники ориентируются, где какая поддержка нужна. Может, ваши игрушки направят в региональный бедный детский дом, может, предложат участие в постоянной волонтерской бригаде, может, ваши деньги направят на какого-то ребенка, который действительно нуждается в помощи. «Не навреди!» – это верная формула для таких случаев. А самое главное, чего лишены воспитанники детских домов – это отношения с близким человеком, устойчивой эмоциональной связи.   Когда воспитатель не помнит всех детей по именам, в штате текучка из-за низких зарплат, о чем можно говорить?! Сироты похожи на аквариумных рыбок: по расписанию покормили, все почистили, включили свет.
Большинство таких детей попадают в категорию «трудноусыновимых»: подростки (более 83 тысяч – 10-12-летние), есть братья и сестры, дети с особыми нуждами, – дополняет руководитель программы Фонда «Виктория» Ирина Осипова. – Основной задачей становится создание для них условий воспитания, максимально приближенных к семейным. Одна из альтернатив детскому дому – детская деревня.

ДЕТСКИЕ ДЕРЕВНИ

Более 60 лет назад в городе Имст (Австрия) появилась первая так называемая Детская деревня. А сегодня насчитывается уже около 500 деревень. Вместо общего казенного детского дома дети по 5-7 человек живут в небольших коттеджах вместе с постоянной мамой-воспитательницей (социальная мама). При этом родные братья и сестры остаются под одной крышей. Воспитанники детской деревни, как и их сверстники в обычных семьях, по утрам собираются из дома в школу, ходят в магазин за продуктами, помогают взрослым в деревенском подсобном хозяйстве. Дома они могут сами готовить еду, стирать, убирать – в естественной обстановке учатся всему тому, что необходимо для будущей самостоятельной жизни. Детская деревня состоит из 10-15 социальных семей. С 1949 года свыше 98 000 детей выросли более чем в 4 800 социальных семьях. В России за 15 лет создано 6 детских деревень SOS, причем последняя в Вологде полностью создана на средства Благотворительного детского фонда «Виктория».
Сейчас фонд «Виктория» начинает строительство своей собственной деревни в городе Армавире Краснодарского края. У нас будут уже не просто SOS-мамы со статусом воспитательниц, а родители: супруги, у которых есть и кровные дети, и взятые на воспитание, – рассказывает программный директор Благотворительного детского фонда «Виктория» Александр Боровых. – Мы отберем в крае успешные приемные семьи и предложим им стать первыми жителями деревни. Когда старшие ребята вырастут, им на смену придут новые – таким образом, в деревне всегда будут и новички, и «старички». Ребенок будет попадать в обстановку с уже сложившимися домашними традициями (это еще одна причина, по которой мы хотим, чтобы приемные семьи были со своими детьми).

Нечужие дети

Глава муниципального образования город Армавир Андрей Юрьевич Харченко:

Краснодарский край – благодатное место для такого проекта, как детская деревня, вопросам социальной защиты подрастающего поколения здесь уделяется самое пристальное внимание.

По инициативе губернатора Александра Ткачева сегодня в крае успешно работает «детский» закон, направленный на то, чтобы уберечь детей и подростков от влияния «улицы». «Чужих детей не бывает» – это высказывание стало девизом долгосрочной краевой губернаторской программы «Дети Кубани». В Армавире, например, благодаря этой программе в 2012 году построен новый многоэтажный дом для детей-сирот на 136 квартир.

Проект по строительству Детской деревни для нас это значимый. Мы прекрасно понимаем, насколько важно сегодня создать для детей хорошие условия проживания, обучения и воспитания. Особенно это касается детей, которые в силу обстоятельств оказались без попечения родителей. Каждый из этих детей имеет право быть счастливым! 

 

Деревня будет не закрытой территорией, а обычным жилым кварталом, пригородом Армавира. И уже сейчас большинство армавирцев нас поддерживают, – продолжает Боровых. – Более того, в деревне, кроме 12 семейных коттеджей, мы построим общественный центр, где будет концертный зал на 150 мест, кабинеты психологов, детские студии и кружки. Центр станет работать для всех желающих горожан. Конечно, это не возведение судостроительного завода, который становится градообразующим предприятием, но все равно – мы помогаем Армавиру обрести специалистов высокого класса, создаем инновационный проект для помощи семье и детям, это социально значимая история для края.

 

Справка. БДФ «Виктория» - член российского Форума Доноров. Руководствуется «Принципами хорошей работы» Европейского центра фондов (Бельгия, EFC), «Этическими принципами» Совета фондов (США, CAF) и «Конвенцией о правах ребенка» ООН. С 2004 года Фонд проводит масштабную работу по предотвращению распада семей и поддержке детей-сирот. По Социальному отчету БДФ «Виктория» за 2011 г., Фонд реализовывал пять крупных программ в 45 регионах страны и затрагивал главные «болевые точки»: работу с семьями группы риска, сопровождение приемных родителей, подготовку соцработников, ремонт детдомов, организацию добровольцев, обучение одаренных детей-сирот. В октябре 2011 г. начала работу Детская деревня-SOS в Вологде, на строительство и первый год содержания которой  Фонд перечислил 112 млн рублей.

 

Строительство детской деревни в Армавире должно объединить усилия крупного бизнеса, государства, некоммерческих организаций, частных лиц. У «Виктории» есть стратегический партнер – Банк УРАЛСИБ, где разработаны различные благотворительные продукты для клиентов. Фонд очень рассчитывает на то, что проект по строительству деревни поддержат и другие коммерческие компании, частные лица, все, кто неравнодушен к проблемам детей, оставшихся без родителей.
На строительство первой детской деревни в 1948 году ее основатель Герман Гмайнер предложил жителям города Имст сдавать всего по шиллингу в месяц. К сожалению, до недавнего времени на территории России было не так много представителей большого бизнеса, и уж тем более рядовых российских волонтеров и благотворителей, которые видят себя участниками таких масштабных проектов.

В отличие от взрослых дети не выходят на улицы и не устаивают митинги в защиту своих прав, но, как знают все взрослые, детские беды бумерангом возвращаются стране в целом. Воровство, насилие, проституция, наркомания, СПИД, аборты и новые сироты – это то, что получает общество, которое не интересуется своими детьми.

Добавить комментарий