Благотворительная стратегия

промышленность и общество лого

Детское счастье можно построить по кирпичику

20.02.2013

РУБРИКИ: ОБЗОРЫ

Сегодня бюджеты крупных благотворительных фондов сопоставимы с бюджетами солидных компаний. Неудивительно, что на смену стихийным праздникам и случайным подаркам приходит четко спланированная стратегия помощи от фондов: здесь есть собственный штат специалистов (психологи, педагоги, соцработники, копирайтеры, финансовые аналитики); проводятся масштабные исследования «целевой аудитории»; готовятся публичные отчеты о результатах деятельности.

Благотворительность охватывает огромный круг нуждающихся: больные, беженцы, ветераны войн, старики… Особое место в этом списке занимают дети – встретившиеся с бедой в самом начале жизненного пути.

Детская деревня-SOS Вологда

Сколько сегодня в России детей, обделенных родительским вниманием, можно только гадать – источники называют кто 300, кто 600 тысяч. Максимальные негативные оценки достигают 4,5-7 млн. Их озвучивают, сравнивая современную ситуацию с обстановкой после Гражданской войны. «Если официальное число детей-сирот падает, то только из-за демографической ямы и участившейся практики ограничения в родительских правах вместо лишения», — полагают пессимисты. Оптимисты – напротив вспоминают, как журналисты одной популярной газеты съездили в «самое маргинальное» место столицы, к трем вокзалам, и насчитали там всего 90 подростков-бомжей. «Умножьте эту цифру хоть в тысячу раз, — предлагают они, – миллионов беспризорных все равно не получится!»

В январе 2013 года заместитель директора департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России Владимир Кабанов озвучил еще одну цифру – около 120 тысяч. Но речь только о сиротах, которые находятся в детдомах и домах ребенка, а их анкеты – в государственном банке данных нуждающихся в семье. Сюда не входят воспитанники временных приютов, ребята под опекой и т.д.

ххх

td«Детишкам в детдомах больше нужна даже не материальная помощь, — уверена Председатель Правления Детского благотворительного фонда «Виктория» Татьяна Летунова, – им нужно помочь социализироваться, адаптироваться в обществе, им важно, что у них появится какой-то взрослый друг, который поддержит в сложной ситуации. Дети из детдома страдают именно от того, что у них нет «своего» взрослого: на которого можно опереться, брать с него пример. У них все общее: воспитатели, одежда, еда. Поэтому они неадаптированные, они самостоятельно ничего не могут делать… Когда я слышу, как чиновники в регионах говорят, что дети из сельских семей завидуют сиротам, которым отстроили хорошее жилье и сами хотели бы там жить, остается только руками развести. Это свидетельствует о том, что у нас в семьях зачастую нет такого обеспечения, какое имеют дети-сироты благодаря спонсорам, нет возможности нормально накормить, одеть ребенка. Страшная ситуация! Но как не понимать, что семья – самое главное, это опора, без которой трудно вырасти полноценным членом общества?!»

ххх

Когда благотворительные фонды только начинали работать в детских интернатных учреждениям России, то первая помощь была, что называется, «скорой» — надо было латать самые очевидные дыры: ремонтировать протекающую крышу, обустраивать кухню, покупать мебель, одежду. Эти программы востребованы и сегодня, поскольку обеспеченность московских детдомов не характерна для провинциальных. Но вместе с тем благотворители занялись образовательной, воспитательной работой.

Рассказывает Татьяна Летунова:

- Восемь лет назад наш Фонд начинал с самого простого – материальной помощи детдомам: что-то отремонтировать, купить, привезти. Но зайти в детский дом без поддержки власти нереально, поэтому мы встречались с руководителями региона, объясняли, кто мы, откуда, зачем. Власть отвечала: этот детский дом совсем плохой, а у этого проблем нет. В итоге мы получали список нуждающихся детских домов, и в администрации учреждений с нами уже шли на контакт, так как получили отмашку сверху.

Постепенно к ремонту и покупкам добавились программы по социализации детишек, программа по профориентации, программа по одаренным детям-сиротам, программа по поддержке выпускников детских учреждений. Например, мы проводили лагерные смены: ребята ехали в пионерлагерь не своего детского дома, а в лагерь, где отдыхают дети из обычных семей, заводили там друзей, учились находить общий язык со сверстниками в новой обстановке. Фонд организовывал обучающие мероприятия, чтобы выявить у ребенка склонности к той или иной профессии, помочь найти свой интерес в жизни.

Параллельно занятиям с детьми Фонд «Виктория» начал работать с сотрудниками детских домов, давать им новые знания, технологии, оказывать психологическое сопровождение. В штате Фонда появились специалисты в области сиротства, психологи, педагоги; мы стали изучать международный опыт; привлекли специалистов из Министерства образования и науки РФ. С их участием начали проводить курсы по повышению квалификации, семинары, лекции. Участникам наших профессиональных мероприятий мы оплачиваем дорогу и проживание.

Развили добровольческую деятельность: объединяли вокруг себя местное сообщество, студентов, молодежь, которые тоже шли в детдома и помогали детям.

Одновременно стали изучать статистику, анализировали, в каких регионах больше сирот, какие субъекты федерации находятся на дотации и не могут достаточно обеспечивать детдома, и отправлялись именно туда.

Сейчас ситуация поменялась: детдомов в критическом материальном состоянии становится все меньше. Но и сама атмосфера в тех учреждениях, с которыми мы работаем, становится иной. Многие директора говорят «Спасибо»: раньше они варились в собственном соку, было профессиональное выгорание – современных технологий, навыков, финансовой поддержки не получали, делали что-то, как могли. С приходом фонда «Виктория» воспитатели буквально ожили. Иногда слышу даже такие признания: «Татьяна Дмитриевна, спасибо большое, у меня из детдома дети перестали убегать!» Я сначала понять не могла, а все просто: детям стало интересно, взрослые стали общаться по-другому. В Смоленске на «круглом столе» директор одного детдома сказала: «Я уже была на грани ухода – невозможно работать, никакой помощи. Но ваш Фонд начал помогать, и другие потихоньку подтянулись – банки, местный бизнес».

Когда шаг за шагом помогаешь, все меняется, в том числе и общество вокруг. Многие хотят помочь, но не знают, как. Если у тебя есть опыт, какие-то навыки, ты можешь привлекать единомышленников…

ххх

В последние год-два наметилась новая тенденция в работе детских благотворителей, созвучная государственной политике: «лечение» сиротства надо начинать с профилактики – профессионального сопровождения семей группы риска, приемных, опекунских. Это позволит не доводить ситуацию до лишения родительских прав и избегать случаев, когда люди возвращают ребенка в детский дом. Еще одна угроза – «воспроизводимое сиротство», когда выпускники детских домов, неадаптированные к нормальной жизни, отказываются от своих детей.

ФЗ №48 «Об опеке и попечительстве» от 2008 года позволил органам власти делегировать свои полномочия по подготовке лиц, желающих принять детей на воспитание, по сопровождению приемных семей, осуществлению социального патроната, сопровождению выпускников госучреждений для сирот — ряду организаций, включая общественные. Однако лишь в декабре 2011 года в Москве были определены 68 уполномоченных организаций, в том числе Фонд «Виктория».

- С прошлого года мы тоже переориентировали свою деятельность, — делится Татьяна Летунова. — Мы поняли, что кардинально изменить ситуацию можно, лишь занимаясь кризисными семьями, укрепляя институт семьи. То есть необходимо не лечить болезнь, которая уже приключилась, а предотвращать ее. Сейчас именно это является главным направлением нашей работы. Мы активно взаимодействуем с властью, вошли в качестве экспертов в комитет при Общественной палате РФ по устройству детей-сирот. На базе Фонда организованы школы приемной семьи, где обучаются потенциальные родители; наши психологи, педагоги сопровождают семьи, чтобы не было отказов от уже взятого домой ребенка.
В эту же концепцию ложится создание детских деревень – серьезной альтернативы детским домам: в деревне воспитательниц заменяют социальные мамы, а весь распорядок максимально приближен к «естественной» жизни. Дети не так одиноки и более самостоятельны. На всю Россию пока лишь 6 детских деревень-SOS, еще две построены благотворительной организацией «Ключ», есть несколько похожих православных поселков.

ххх

- Для нашей новой деревни мы выбрали город Армавир Краснодарского края, — рассказывает Татьяна Летунова. — Мы хотим, чтобы у нас были не просто социальные мамы, а приемные родители – мама и папа (такой опыт у SOS-деревень тоже есть, в Украине, например). А в Краснодарском крае много потенциально приемных семей, которые готовы брать больше детей, но не имеют жилищных условий. Мы им предоставим такую возможность на базе деревни. Администрация края нас поддерживает, и среди местных жителей многие восприняли идею положительно (мы специально провели соцопрос).

ххх

Фактически благотворительные фонды занимаются сегодня тем, что должно было бы делать государство. И – что удивительно – там, где власти ссылаются на нехватку средств (читайте: наших с вами налогов), благотворители умудряются эффективно решать вопросы. В том числе, организуя свой аналог ГЧП (государственно-частного партнерства) – партнерство меценатов и общества:

- До недавнего времени все наши программы (порядка 300-400 млн рублей в год) финансировались семьёй учредителя нашего Фонда Николая Александровича Цветкова, — рассказывает Татьяна Летунова. Затем в работу нашего Фонда активно включилась Финансовая Корпорация «Уралсиб», мы начали учиться приглашать и физических лиц, частных доноров. В этом году уже активно выходим на рынок фандрайзинга, хотим объединить заинтересованных людей для строительства детской деревни. Мы предлагаем прозрачный, понятный проект, и надеемся на самое различное участие: от денежного взноса, помощи с мебелью, техникой, цементом до, возможно, чьей-то инициативы взять на себя строительство одного дома, объекта. В свое время основателю SOS-деревень Герману Гмайнеру помогли жители города Имст: каждый сдавал всего по одному шиллингу в месяц.

Текст: Ирина ПЕТРОВА

 

Согласно исследованию, проведенному Фондом профилактики социального сиротства, ежегодно матери оставляют в российских роддомах 13 тысяч новорожденных: доля отказников в разных регионах колеблется от 0,4 до 1,5 случаев на 100 рождений. Как считает директор фонда Александра Марова, при профессиональном подходе к решению проблемы каждый год можно предотвращать от 30% до 50% случаев отказа.

Ген.Пл план застройкиДетская деревня «Виктория» в Армавире:

Площадь застройки Детской деревни «Виктория» 3,15 Га

Будут построены 12 жилых домов

Одновременно в Детской деревне смогут проживать не менее 70 детей

Не менее 300 млн рублей потребуется для строительства Детской деревни и первого года ее содержания

 

Ссылка на материал на сайте журнала Промышленность и общество

 

Добавить комментарий